Тесть на прочность: как отцы влияют на семейную жизнь дочерей

Три «папиных» концепции — восточная, европейская и российская.

В шутке «женился на папе» (по расчету на дочке влиятельного человека) всего лишь доля шутки, а остальное — неумолимая проза жизни. Отец — это главный показатель отношения его дочери к роли мужчины не только в семье, но и в обществе в целом. И однажды ваш нежный ангел непременно применит это отношение к вам. Поэтому добрачная «проверка тестем» вашей суженой поможет избежать многих подводных камней в семейной жизни.

А учитывая неуклонную глобализацию, мы решили поделить потенциальных тестей по типам семейного уклада и посмотреть, чем он грозит будущему зятю.


фото: morguefile.com

«То, что поведение и роль отца в родительской семье влияет на выбор его дочери при построении своей собственной личной жизни, знают многие, — объясняет психолог Алина Колесова. — Выбирая спутника жизни, подросшая дочь — сознательно или нет — ищет мужчину, опираясь на образ отца. Если этот образ положительный, то похожего. Если отрицательный, то дочь выбирает по принципу «лишь бы не такой, как мой папаша». Но это лишь верхняя часть айсберга. Отец — проводник определенного семейного уклада, который, в свою очередь, напрямую связан с укладом в социуме, к которому относится семья. И не только его воспитание (словами, действиями, личным примером), но даже его неосознанные поведенческие паттерны (реакции, отношение к домочадцам и пр.) определяют для его дочери «степень допущения» в семейных отношениях».

Проще говоря, то, что для одной девушки станет катастрофой и поводом для немедленного развода, другой покажется мелкой бытовой неурядицей — и наоборот. Самое опасное, что такие ситуации и реакция на них могут выявиться совершенно неожиданно, ведь речь идет не о глобальных противоречиях, а о частных несостыковках.

Не секрет, что общественный уклад во многом определяется этнической принадлежностью. А сегодня, когда географически мы все смешались, глобализация продолжается и традиции вместе со своими носителями мигрируют по всему миру, их, эти традиции, полезно знать. Чтобы потом не было мучительных разочарований — ведь, как говорится, незнание закона не освобождает от ответственности.

Конечно, Восток — понятие очень общее, ведь сюда входит множество разных народов. Однако во всех ячейках общества с восточным укладом есть кое-что общее — это безусловное уважение к отцу. И как к главе семьи, и как к человеку, продолжающему род, и просто как к старшему. Мужчине не приходится завоевывать свое право на авторитарность, женщины уже рождаются с пониманием того, что мужчина главнее. На Востоке у мужчин своеобразная «презумпция невиновности»: мужчина по определению прав. Разводы случаются и в семьях с авторитарным укладом, но, как правило, решение об этом принимают не женщины, а другие главные над ними мужчины — отцы, старшие братья, муллы.

При этом восточные отцы тоже хотят для своих дочерей счастья. И дочери это понимают — хотя в мелочах могут спорить, как и любые дочери. Например, истинная дочь Востока может быть недовольна выбором отца (личностью жениха), но сам факт того, что жениха выбирал отец, ее не смущает. Тем более кто выбирал, тот и отвечает за исход предприятия (семейного). А пойдешь наперекор отцу, придется отвечать за себя самой: никто не придет на помощь, если ошиблась с выбором, — это не принято. Ослушалась — ушла в одинокое плавание. Мало кто теряет от любви голову настолько, что реально желает порвать со всей семьей. Ведь встречаться до брака и гулять под луной тут тоже не принято, и шансов узнать жениха очень хорошо крайне мало. А даже если случилась такая любовь, всегда легче уговорить отца дать благословение. Вопреки расхожему мнению, восточные отцы чаще всего без ума от своих дочек и позволяют им очень многое. Но для этого именно с отцом дочь должна быть ласкова, покорна и не показывать своенравия. Все девочки, воспитывающиеся в восточных семьях, отлично это знают. Отсюда и выражение «хитрая восточная красавица». Она никогда не повысит голос, не призовет на помощь общественность (выносить сор из избы — это позор для семьи), но всегда найдет способ потихоньку сделать по-своему.

До сих пор принято засылать сватов к отцу подросшей девушки. Отцы невесты и жениха, а также родня мужского пола с обеих сторон ведут переговоры об условиях — в том числе финансовых — и соглашаются либо отвергают предложение. Отвергнуть предложение уважаемого человека (отца, сватающего невесту сыну) считается большой обидой, но, как правило, дается разумное объяснение отказу — например, дочь уже сосватана. Нередко дочки умоляют отцов не отдавать их за такого-то, если он им не по душе, и отцы соглашаются. При сватовстве отец становится гарантом дочери от обмана: если уважаемые старшие договорились, парень уже никогда не сможет обмануть девушку и поступить с ней плохо. Потому как за это с него спросит не она сама, а тот, чье уважение потерять страшнее всего, — его собственный отец, который ему эту невесту сосватал.

В этой традиции заключены браки и тех пар, которые весь мир знает как наиболее гармоничные. Так, в свое время обе дочери президента Азербайджана Лейла и Арзу Алиевы вышли замуж с благословения своего отца, за представителей уважаемых семей своих соотечественников, перед этим их отцы обсуждали детали этих союзов — при этом оба зятя президента молодые и симпатичные, никаких ограничений прав женщины в  их семьях нет, а жены, помимо семейных дел, заняты общественной работой. Злые языки скажут: «Ну, это же дочки президента!» Да, даже дочки президента на Востоке не могут выйти замуж без разрешения своего отца, но это вовсе не значит, что жених им навязан. И таких примеров множество, когда повзрослевшие дочери говорят своим отцам: спасибо, что настоял, что я тогда понимала, в свои 18–20!


фото: Жанна Голубицкая
Арзу Алиева и Самед Курбанов (поженились в 2011-м, счастливы вместе).

Что касается возраста, то на Востоке принято выходить замуж раньше, чем на Западе. В большинстве семей начинают присматривать жениха, едва дочке исполнилось 18. Именно в этом возрасте девушки сами начинают стремиться замуж и оглядываться на подруг: эта уже вышла и эта вышла, а меня никто не берет…

Но если выбор жениха отцом для восточной девушки допустим, то наверняка для нее допустимы и еще какие-либо авторитарные проявления мужчины в семье? Если понять, как ведет себя глава семьи с восточным укладом, все допущения и табу в семейной жизни с восточной девушкой сразу станут ясны.

Допущения: глава семьи может, не советуясь с домочадцами, что-то решить и поставить семью в известность — например, о переезде. Это не значит, что он не объяснит почему и не расскажет, как это будет происходить, — но решение он может принять единолично. Отец может принудить домочадцев сделать что-то, если считает это необходимым. Ни жене, ни детям не придет в голову обидеться на то, что с ними не посоветовались, — ведь кто командует, тот и отвечает. Зато капризничать и выражать свое недовольство не по сути решения, а по ходу его исполнения они могут сколько угодно — что они и делают. Например: да, мы слушаемся тебя и хотим переехать, но для этого нам надо купить то и то, сделать то и то… Жена, воспитанная на Востоке, не станет ждать от вас откровений, как прошел ваш день на работе, не будет выдвигать критику или советы в отношении «мужских» дел (не осудит ваш способ зарабатывания денег, не укажет, где прибить гвоздь, и не станет роптать, что вы много времени проводите «с мужиками»). Таким образом, привычные супружеские обиды «ты меня ни во что не ставишь», «все свободное время торчишь с мужиками», «приходишь с работы поздно и не предупреждаешь» для восточной женщины никакие не обиды, а норма жизни. Зато…

Табу. Если муж вдруг перестанет содержать семью, дарить подарки, перестанет исполнять свой супружеский долг, приведет жилище в запустение, станет пить, потеряет работу или лишит их семью статуса «уважаемой» среди родни и соседей, восточная жена молча и без скандалов пожалуется своему отцу. И никаких поблажек, как у женщин других культур, тут не будет: возиться с тунеядцем, наркоманом, алкоголиком, альфонсом, аферистом и прочим негодяем не станет ни одна уважающая себя восточная женщина — по крайней мере, пока жив ее отец и есть братья. Они просто-напросто ей этого не позволят.

Кстати, «восточная» авторитарная модель не обязательно связана с географией и вероисповеданием: таким же образом ведут себя отцы в католических семьях Латинской Америки и в итальянских семьях с традиционным укладом (например, на Сицилии).

Запад — тоже понятие широкое: это и демократические общества Америки с флагманом в лице США, и Старый Свет, и европейские «нувориши» в виде стран, примкнувших к Евросоюзу недавно. У всех отцов в этих разных краях своя специфика, но есть и общее — в целом на дочерей они не давят, уважая в них личность.

Европа: большинству отцов в Старом Свете присущ полный либерализм. Первично для европейских отцов уважать в дочери личность и позволять ей самоопределяться. Так, писательница россиянка Елена Вос, вышедшая замуж за голландца и давно живущая в Нидерландах, рассказывает, что в голландских семьях женщины давно стали почти единоличными распорядителями в семье — именно они, не спрашивая мужского мнения, решают, что купить, куда сходить, что надеть и где провести отпуск всей семье. «А в последнее время голландские супруги вообще все чаще живут раздельно, — говорит Елена, — самостоятельно ведут каждый свое хозяйство и встречаются только по выходным».

По словам самих европейцев, дети до совершеннолетия могут жить то с папой, то с мамой, если родители не живут вместе, — и статусы папы и мамы для них абсолютно равны. Таким образом, девушка, воспитанная в подобной семье, никогда не станет держаться за мужчину «лишь бы он был» и воспринимать мужское слово как главное — ибо ее отец никогда такими привилегиями не пользовался. А уж если муж попробует стукнуть кулаком по столу, ему лучше сразу собирать манатки.

США: американские отцы также придерживаются либеральных принципов, но при этом они весьма строги, пока дочери живут в семьях, — то есть пока несут за них ответственность. Семьи в Штатах встречаются весьма пуританские, но даже в них, как только дочь окончила школу, чаще всего она отправляется на учебу в колледж или университет подальше от отчего дома — так принято. Там она живет в кампусе или арендует жилье вместе с подругами или бойфрендом — и заодно учится выстраивать свою жизнь самостоятельно и отвечать за себя сама. Любые проблемы в семье с западным укладом решаются коллегиально — и отец имеет равное право голоса. Таким образом, дочь американского отца при всей свободе самоопределения воспитана в более пуританских традициях, чем европейка, — то есть не потерпит от своего мужа никаких «свобод» вроде открытого (свободного) или гостевого брака.

Наглядный пример либерального отца в действии — князь Монако Ренье III по отношению к своей дочери Стефани Гримальди. Стефани под папиным крылом проявила свою свободу от условностей сполна. Князь особо не возражал, когда в 1995-м его младшая дочь обвенчалась со своим личным телохранителем. А в 1996 году развелась с ним — после публикации  фотографий, на которых муж принцессы занимался сексом со стриптизершей. После развода принцесса приходила в себя, подрабатывая моделью на показах купальников и рок-певицей, пока в 2003 не вышла замуж за циркового акробата из Португалии, которого позже сменил цирковой же дрессировщик…

Таким образом, у воспитанной на либеральном Западе жены будут совершенно иные претензии и в собственной семейной жизни.

Допущения: лояльное отношение к «сожительству» — браку без официального оформления, к гостевому браку (жизни в разных домах), к бытовой беспомощности мужчины и даже к материальной — если он потерял работу в силу обстоятельств. Супружеская измена может обсуждаться как обоюдная проблема в паре. Качество супружеского секса и его регулярность — тоже вопрос для обсуждения на семейном совете. Западная жена может водить своего изменщика к психоаналитику или предложить ему совместный поход в свинг-клуб, чтобы «наладить отношения». Но при этом…

Табу: любое мужское волеизъявление в грубой форме (не говоря уж о рукоприкладстве) может стать веским основанием для развода — и объяснений никому даже не потребуется. Любое давление на жену как личность — в плане ее работы, внешности, убеждений — тоже прямой путь к краху отношений. Разногласия в ключевых вопросах — воспитания и образования детей, места жительства, распоряжения бюджетом — должны обсуждаться на семейном совете.

Россия в плане отношений отцов и дочек остается Азиопой. В том смысле, что наши папы привычно начинают с почти восточного авторитаризма (гулять не пущу, за «двойку» — ремня, парня этого с лестницы спущу, в 9 домой и пр.), а когда чувствуют, что перестают справляться с барышней, в сердцах машут на нее рукой — ну и делай как знаешь. И дочки, уже включившие азартный дух сопротивления, но еще не обученные пользоваться своей свободой, отчаянно барахтаясь, пускаются в свободное плавание. Им никто ничего не указывает, но и руку помощи, если что, не протягивает, руководствуясь присказкой: сама кашу заварила — сама и расхлебывай. Есть, конечно, и исключения в лице последовательных отцов: взялся запрещать и указывать, так не бросай на середине пути. Или вовсе не берись.

Например, ставшую впоследствии скандально известной дочь советского генсека Галину Брежневу отец воспитывал в большой строгости — призывал к порядку, требовал соблюдения советской морали. Заблуждение полагать, что он отчаянно баловал Галину, — просто в какой-то момент он махнул рукой на своевольную дочь и перестал вмешиваться. Но напоминать, что дочь ведет себя непозволительно и позорит его, не перестал. Галину, как и принцессу Стефани, привлекала богема — эстрада, цирк, праздничная, яркая жизнь. Но осознание того, что ведет она себя неправильно, что отец осуждает ее, привело ее личные предпочтения в форму вселенского бунта, следствием которого стал трагический финал.

Допущения у нас классические: бьет — значит любит; пьет — значит переживает; не зарабатывает — нет достойной работы; живет у нее на диване как кот — так зато советуется и слушается, когда не пьян. Да и вообще, мужчина в доме — уж лучше какой есть, чем никакого.

Табу же есть только одно: вообще отказаться от мужчины, раз с ним связано столько неприятностей. Мол, буду жить одна и никто мне не нужен, разве что ребеночка рожу — для себя. Ведь и от моего отца толку было ноль…

Автор: Жанна Голубицкая

Заголовок в газете: Тесть на прочность

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26874 от 1 августа 2015

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением

 Наши друзья
Свежие записи