Шмаль: Национальный реестр как компас укажет куда идти

Новостной портал
30 Июня 2016
0 / 5 (0 votes)
Экономика

ТК 023 «Нефтяная и газовая промышленность» выступил с инициативой о сотрудничестве с ТК 066 «Оценка опыта и деловой репутации предприятий».

В чем два комитета по стандартизации могут найти точки соприкосновения? Об этом рассказал президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль.

- Геннадий Иосифович, как Вы считаете, внедрение в конкурсные процедуры механизмов оценки нематериальных критериев отбора, таких как оценка опыта и деловой репутации, действительно повлияет на качество исполнения госзаказа?

— Надо начать с того, что существующая сегодня система аукционов, тендеров, конкурсов совершенно не благополучная. Более того, она содержит элементы коррупционной составляющей, потому, что четких критериев при определении победителя нет. Иногда это только цена, иногда наоборот — компания дает цену ниже, чем остальные, а победителем становится совершенно другая компания, у которой за душой кроме авторучки ничего нет. Поэтому, я считаю, что наличие такого механизма было бы правильным, но надо разработать более четко критерии оценки — опыт работы, имидж компании и т.д. Ничего нового мы не выдумываем, во многих странах такой механизм есть. И реестры поставщиков есть и другие формы. Но начать, я думаю, надо с разработки национального стандарта для определения критериев и механизмов проведения тендеров, то есть формализовать, более четко прописать основополагающие моменты.

Было бы неплохо Техническому комитету 066 и нашему ТК 023 «Нефтяная и газовая промышленность» совместно подумать и разработать такой стандарт, который пусть не в полной мере стал бы обязательным, но уж точно рекомендательным для всех компаний, которые участвуют в таких процедурах.

- Вы говорите о едином подходе к оценке и методикам?

— Да, все верно. Во всяком случае, близком к единству. Приходится сталкиваться с разными ситуациями, особенно это касается строительной отрасли. Компании — заказчики выбирают подрядчиков, а потом оказывается, что подрядчик не состоятельный. Один из примеров — даже на федеральном объекте, таком как космодром «Восточный», пришлось заменить подрядчика. Поэтому, должны быть четкие критерии отбора. В принципе, если говорить о поставке оборудования, должна быть и сертификация. Хотя на сегодня есть технический регламент Таможенного союза «О безопасности машин и оборудования», который не требует сертификации оборудования для нефтегазовой отрасли, с чем я совершенно не согласен. Этот закон создавался белорусами, но в самой Беларуси подлежат обязательной сертификации сеялки, веялки, даже детские велосипеды, а задвижка, которая работает под давлением 150- 200 атмосфер не подлежит сертификации, а только декларированию! Мы еще не доросли до того, чтобы сертификат являлся гарантией качества. Декларирование возможно только в том случае, если люди, компании действительно отвечают за свое качество. А мы даже на важном объекте — нефтепроводе ВСТО (Восточная Сибирь, Тихий океан) вынуждены монтировать задвижки, которые поставляли западные компании, в частности из Италии. И пришлось более 200 задвижек вырезать, менять, потому что они оказались не рабочими. А о российских задвижках и говорить не приходится. Мы слишком рано решили отказаться от сертификации, особенно это касается объектов нефтяной и газовой промышленности.

- А сами отраслевые союзы, ассоциации готовы для разработки внутренних методик по определению надежных поставщиков?

— Если мы всерьез думаем о создании нашего гражданского общества, то профессиональные отраслевые союзы должны играть совершенно иную роль, важно, чтобы их слушали. Это одна из главных задач, которая стоит перед нашим обществом. Во первых — научить, а во вторых — приучить власть слушать собственный народ. В нашем Союзе люди, которым лично ничего не нужно, одна цель – жила бы страна родная, ну и отрасль, которую мы представляем, развивалась. Поэтому считаю, что нужно значительно повысить роль и влияние на все вопросы в жизни нашего общества.

- Как обеспечить таким реестрам доверие и востребованность?

— Во первых, такой реестр должен быть открытым, во вторых доступным, в третьих – объективным. И есть еще более сложный вопрос – а кто же в данном случае эксперт, кто судья? И в этом отношении один из вопросов, который сегодня возникает – нам надо совершенно на другую основу поставить всю службу, связанную с экспертизой. Нужен закон об экспертизе, кроме того необходимо подумать о подготовке кадров – экспертов в разных направлениях. В строительстве — это должны быть одни, у нефтяников — другие и т.д. В принципе, нам нужно создать четкую квалифицированную систему экспертизы. Эксперт должен отвечать за свою оценку. Если он сказал, что вот эта компания является надежным поставщиком, что по качеству и т.д. она отвечает самым высоким требованиям, то этот эксперт и должен отвечать вплоть до уголовной ответственности.

- На Ваш взгляд, какие преференции должен давать статус надежного поставщика и членство в Национальном реестре?

— Я считаю, что преференций быть не должно. Любая компания на рынке имеет возможность участвовать в тендерах. В данном случае, членство в реестре говорит о том, что компанию знают на рынке, ей можно доверять, но это не говорит о том, что другая компания, не состоящая в реестре, не может быть ей конкурентом. Особых преференций быть не должно, просто надо, чтобы данный реестр был достаточно полным, учитывал все компании, которые есть на рынке, в том или ином направлении. Поставщиков нефтегазового оборудования насчитывается тысячами, поэтому как их отбирать — вопрос не простой. И если говорить о преференциях, то мы сами загоняем людей в коррупцию.

- Где применение этого инструмента может быть наиболее эффективным?

— Я считаю, что это может быть востребовано во всех отраслях народного хозяйства. Особенно в тех отраслях, которые являются наиболее сложными, такие как нефть, газ, атомная и гидроэнергетика, угольная промышленность. Так же в таких важных отраслях, как здравоохранение, фармацевтика.

- В интервью губернатора Республики Карелии А.П. Худилайнена прозвучало, что Национальный реестр даст толчок к созданию авторитетного института формирования деловой репутации в Российской Федерации. Согласны вы с таким заявлением?

— Мне кажется, нужно самим компаниям над этим работать. Чтобы попасть в реестр, нужно соответствовать каким- то критериям, то, о чем мы с вами говорили. Поэтому я считаю, что наличие такого реестра будет как компас, который укажет куда идти. Пока еще у нас порядок такой, что проектные институты, которые проектируют, говорят, что нужно применить, какое оборудование и они на свой страх и риск, пока нет реестра, предлагают на выбор 10 организаций, которые могли бы это обеспечить. По сути, они тоже дают направление, хотя и достаточно узкое, которое должен давать в будущем реестр. Поэтому я считаю, что создание такого реестра приведет в норму, или, во всяком случае, создаст систему, которая необходима для заказчиков при выборе услуг и поставщиков.

Как представитель ТК 023 выражаю готовность начать сотрудничество по выработке методики, формированию этого реестра.

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением