Могут ли выборы в Польше и Великобритании привести к развалу Евросоюза

Могут ли выборы в Польше и Великобритании привести к развалу Евросоюза

Новостной портал
14 Июня 2015
0 / 5 (0 votes)
Политика

ЕС грозит евроразъединение?

Критики Евросоюза укрепляют свои позиции в европейских странах. Об этом свидетельствуют недавняя победа евроскептика (хоть и умеренного) Анджея Дуды на президентских выборах в Польше, успех анонсировавшей на 2017 год референдум по выходу из ЕС Консервативной партии в Великобритании, вхождение в состав нового финского правительства критиков Брюсселя, а также укрепление позиций левых на региональных выборах в Испании. Несмотря на то что некоторые опросы, проведенные среди граждан стран ЕС, показывают снижение негативных настроений по отношению к политике европейского объединения за последние два года, эксперты «МК» уверяют в усилении тенденции к евроскептицизму. Чем это может обернуться для Брюсселя?


фото: AP

«Исторически евроскептицизм ограничивался Великобританией, — рассказывает «МК» (Department of Border Region Studies, University of Southern Denmark) (Jaume Castan Pinos). — Однако все изменилось. В настоящее время евроскептицизм — явление, которое охватывает весь Евросоюз и затрагивает большинство стран, даже те, которые традиционно считались странами-еврофилами. В некоторых государствах, к примеру, во Франции, есть идеологический импульс, который исходит в данном случае со стороны Национального фронта, в то время как в Германии прагматические соображения, такие как нежелание субсидировать более бедные страны ЕС, бросают вызов консенсусу ЕС. Появление партии «Альтернатива для Германии» может положить конец согласию, которое перестало быть всеобщим. Как это ни парадоксально, во многих бедных странах Южной, Центральной и Восточной Европы идея Евросоюза рассматривается как инструмент для того, чтобы консолидировать и расширить экономические и политические интересы Германии. Это подпитывает националистов, которые ненавидят ЕС. По этой причине евроскептицизм — это многогранный феномен. Его причины и мотивы меняются по мере того, какие противоречия возникают».

Среди аналитиков принято выделять типы евроскептицизма — в зависимости от требований, которые выдвигают критики Брюсселя в разных странах.

— Население каждой страны недовольно чем-то определенным, — поясняет «МК» . — Например, существует типичный британский евроскептицизм. Великобритания не отказывается участвовать в едином внутреннем рынке. Это ее железная позиция, которая заключается в том, что она готова строить дальнейшие отношения на почве интеграции, но она выступает за более тесный политический союз. У Греции евроскептицизм совсем другого рода. Там стоит вопрос о выходе из еврозоны. На политическое углубление Греция никогда не замахивалась. Поэтому все зависит от того, какие цели та или иная страна преследует.

«Евроскептицизм существует как в левых, так и правых партиях, — отмечает Джаума Кастан Пиньос. — В Дании, к примеру, левое (Красно-зеленая коалиция) и правое (Датская народная партия) крылья евроскептиков увеличат свои голоса в намеченных на 18 июня парламентских выборах. Евроскептицизм имеет свою степень. Известные исследователи евроскептицизма Пол Таггарт (Paul Taggart) и Алекс Щербяк (Aleks Szczerbiak) различили в 2002 году жесткий и мягкий евроскептицизм. Жесткий вариант, сторонники которого выступают за выход из ЕС, представлен такими партиями, как Партия независимости Великобритании (UKIP). Мягкая форма евроскептицизма, в свою очередь, нацелена не на выход из ЕС, а на то, чтобы забрать полномочия у Брюсселя и вернуть отдельному государству. Такие партии, как «Альтернатива для Германии», греческая «Сириза», польская «Закон и справедливость» или даже Консервативная партия Великобритании, можно включить в эту категорию. На мой взгляд, все эти разновидности нельзя назвать постоянными или монолитными. Иными словами, так же как вчерашние сторонники автономии могут стать сепаратистами, вчерашние «мягкие» евроскептики могут превратиться в еврофобов».

Опрос, проведенный в 2015 году Pew Research, показал, что 61% жителей 6 наиболее крупных европейских стран (Франция, Германия, Италия, Польша, Испания и Великобритания) смотрят на политику ЕС положительно. В 2013 году процент таких людей составлял 52, а в 2014-м — 53. При этом 46% опрошенных уверены, что политика европейского объединения усилит их национальную экономику. К примеру, в 2013 году в этом были уверены только 32% респондентов, а в 2014-м — 40%. Несмотря на то что это социологическое исследование на первый взгляд лишает уверенности в успехах евроскептиков, необходимо помнить, что население 6 выбранных для опроса стран — это только 70% от всего населения ЕС. Более того, эксперты «МК» уверяют в усилении евроскептического тренда в последнее время.

«Тенденция, к сожалению, усиливается, — отмечает Ольга Потемкина, — после того как выборы в Европейский парламент показали значительный рост партий, которые исповедуют идеологию евроскептицизма. Это понятно, потому что социально-экономический кризис пока не проходит. И кризис зоны евро, несмотря на многочисленные предпринятые и предпринимаемые усилия, пока далек от завершения. Обостряется проблема и иммиграционной политики ЕС. Во-первых, проблема иммиграционной политики как таковой, а во-вторых, проблема свободы передвижения граждан, которую очень часто путают с иммиграционной политикой, хотя она никакого отношения к ней не имеет. Речь идет о трудящихся и вообще о населении вновь вступивших в ЕС стран, особенно Румынии, Болгарии, которые, по существу, имеют те же самые равные права на рынках труда ЕС, что и немцы, французы, итальянцы и т.д. Но слишком большое число претендующих на рабочие места в условиях кризиса, по мнению ряда стран — не только Великобритании, приводит к такой коллизии, которую трудно устранить».

«Евроскептицизм — одна из наиболее успешных политических идеологий в ЕС на сегодня, — рассказывает Джаума Кастан Пиньос. — Этот успех ощутим не только благодаря постепенному росту поддержки партий евроскептиков среди большинства 28 стран-членов ЕС, но и благодаря, самое главное, тому факту, что основные партии, которые являются сторонниками ЕС, включают в свои программы некоторые постулаты. Например, в большинстве стран ЕС сегодня было бы политическим суицидом выступать в защиту федерализма в ЕС или в защиту сужения суверенных функций, хотя десять или пятнадцать лет назад эти идеи были довольно бесспорными».

Также эксперт из Университета Южной Дании отметил падение доверия по отношению к ЕС среди европейских граждан — об этом свидетельствуют опросы, проведенные самим Брюсселем. «Доверие к европейским институтам и к европейской интеграции находится на значительно низком уровне среди граждан 28 стран, — утверждает аналитик. — Это не мое мнение, а факт, подтвержденный «Евробарометром» (Eurobarometer) — опросом, который проводится и финансируется Еврокомиссией. Это отсутствие доверия можно отчасти объяснить асимметрией интересов европейских элит и европейских граждан. Сторонники интеграции ощутили, что продолжение этого процесса не принесет никаких положительных результатов для них. Наконец, очень трудно доверять тем институтам, где существует эмоциональная привязанность. Давайте не забывать, что, несмотря на десятилетия позитивной пропаганды, ЕС не смог создать европейскую идентичность, которая могла бы заменить или создать конкуренцию национальной или локальной идентичности».

Разрыв с ЕС как форма шантажа

Очередным громким поводом вспомнить о евроскептиках стала Великобритания, когда премьер-министр и глава Консервативной партии Соединенного Королевства Дэвид Кэмерон объявил о намерении провести референдум о членстве страны в Евросоюзе. Позже, как сообщили британские СМИ, глава правительства пригрозил отставкой тем министрам, которые будут продолжать выступать за проведение референдума. Из-за таких противоречий в высказываниях Кэмерону пришлось объясниться — он заявил, что его слова об отставке министров «неправильно истолковали».

«Кэмерон, как и его предшественники, никогда не собирался «выходить» из ЕС, — поясняет «МК» Ольга Потемкина, — потому что Великобритания настолько экономически завязана в Евросоюзе, что для нее это будет очень большой ущерб. Они всегда торговались по поводу особых условий. Таким образом, Великобритания добилась многих исключений в разных сферах политики — по поводу зоны евро, «шенгена», полицейского сотрудничества. Это своего рода шантаж. Раньше Кэмерон говорил, что необходимо пересмотреть условия основополагающих договоров, чтобы урезать в правах граждан стран-членов ЕС, например, Румынии и Болгарии. Кэмерон высказался по этому поводу, и сейчас эта идея уже не такая утопическая — она рассматривается. Будут пересматривать или нет — это пока неизвестно, но факт в том, что идея начала обсуждаться».

По данным недавнего опроса Pew Research, только 36% граждан Великобритании готовы проголосовать за выход из ЕС, в то время как симпатизирующие европейскому объединению респонденты составляют 55 процентов. Если говорить о партиях, то 54% британских консерваторов хотят остаться в ЕС. Среди лейбористов процент таких людей составляет 74.

«Настроения дезинтеграции опасны»

Не исключено, что решающим для Брюсселя моментом станут президентские выборы во Франции, которые намечены на 2017 год. На победу в них рассчитывают представители Национального фронта во главе с Марин Ле Пен. В случае если они возьмут верх, то единству европейской организации действительно может прийти конец.

«Я далека от мысли, что ЕС может развалиться, — поясняет «МК» Ольга Потемкина. — В жизни Евросоюза уже был такой этап, который был пройден. И потом, наоборот, начался подъем. Но, конечно, все настроения, которые свидетельствуют о желании дезинтеграции, угрожают интеграционному процессу. Однако пока таких действий, направленных на дезинтеграцию, нет. Нельзя назвать ни одного. Напротив, наднациональное управление экономикой еврозоны, иммиграционной политикой укрепляется. Но настроения дезинтеграции существуют, и, конечно, они опасны».

Автор: Игорь Субботин

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением