Сказка о потерянном следствии

Как «назначают» виновных в пропаже полицейского удостоверения.
На что готов пойти простой человек, чтобы вернуть себе утерянный паспорт? Одни рассыпаются в благодарности, другие дарят бутылку вина, третьи платят вознаграждение за заветный документ. Но вряд ли вам придет в голову обвинять сердобольного спасителя вашего паспорта в краже.На что готов пойти полицейский, чтобы вернуть пропавшее служебное удостоверение? Стражи порядка в этих вопросах куда менее щепетильны. Оно и понятно: за потерю паспорта просто штрафуют, за потерю «ксивы» гонят вон из органов. И ох как велик соблазн спасти свою карьеру ценой другого человека. Такие случаи не единичны. Почему бы не замаскировать собственное головотяпство под ограбление?Показательный случай произошел недавно в столице — молодой майор легко нашел злодеев, «похитивших» у него служебное удостоверение. «МК» решил наглядно показать, как обычная «корочка» может заставить полицейских идти на крайние меры.

udostoverenie

Алексей Пешков, оперативник ОБЭП УВД Юго-Западного округа, — во всех отношениях положительный мужчина. Приехал в столицу из Еврейской автономной области. Может, к своим 27 годам он и не нахватал лишних звезд на погоны (дослужился до старлея), но — как минимум многообещающий кадр, у которого вся жизнь и карьера впереди.

28 сентября прошлого года Алексей поехал в бар на Новом Арбате — отдохнуть после тяжелой работы. Пробыл там около часа, познакомился с симпатичной молоденькой девушкой. Незнакомка оказалась помощницей адвоката по уголовным делам, общих тем для разговоров хоть отбавляй. Вместе с ней полицейский поехал в другой бар, неподалеку от станции метро «Академическая». Пробыл там около получаса и вместе со спутницей отправился гулять на Воробьевы горы. Вечерний моцион затянулся аж до трех часов ночи. Тут-то Пешкова и настигли двое отнюдь не прекрасных незнакомцев. Без предупреждения мужланы вломили старлею такой апперкот, что сломали нос. Потом его сбили с ног и сильно, на совесть, отпинали. «Я чувствовал, что мою голову поднимают руками и бьют об асфальт», — позже воспоминания Пешкова увековечат в страницах уголовного дела. Избиение продлилось еще минут пять, и, видимо, в какой-то момент офицер потерял сознание. Последнее, что он почувствовал, — это как кто-то вычищает карманы его одежды… Основные потери — 3500 рублей, айфон-4. Но главное — пропало удостоверение. Девушка, кстати, тоже пропала. Точнее, спокойно ушла — едва ли не под ручку с грабителями.

Что такое потеря «ксивы» для человека в погонах? «Потеря удостоверения — кричащий «звоночек» о том, что сотрудник некомпетентен, — поясняет действующий оперативник. — Это грозит увольнением. Если удостоверение украли или отняли в ходе грабежа — это другой разговор, удостоверение восстановят. Но возникает вопрос: почему он не смог оказать сопротивление? Возможных вариантов тут два — либо товарищ был слишком пьян или же грабители были вооружены и полицейский не хотел расставаться с жизнью из-за денег и документов».

Розыском обидчиков Пешкова поручили заниматься коллегам из УВД ЗАО. Улик не слишком много, более того — проверять их долго и муторно. От девушки осталось только имя. Теоретически можно опросить персонал тех баров, в которых полицейский и его подруга успели побывать, посмотреть видеозаписи, проверить, не использовала ли дама кредитную карту, запросить биллинг телефонов. Но все это долго и муторно. Особенно если учесть, что полицейский был не слишком трезв и его показаниям надо доверять очень осторожно. Хоть сам он утверждает, что выпил всего 4 бокала шампанского, врачи считают иначе. Вот как они описали состояние Пешкова: «в позе Ромберга (положение стоя со сдвинутыми вместе стопами, с закрытыми глазами и вытянутыми прямо перед собой руками. — ) неустойчив, смазанность речи, запах алкоголя изо рта, дрожание век, тремор пальцев рук, мимика вялая, пальценосовая проба (дотронуться до кончика носа с закрытыми глазами. — ) выполняется с промахиванием…» Полагаю, четыре бокала шампанского вряд ли доведут до такого состояния даже молоденькую студентку, не говоря уж о бравом старшем лейтенанте.

aslan_kautarov
Аслан Каутаров

Иногда, чтобы в историю все поверили, достаточно правильно выбрать действующих лиц. Чтобы они вписались в затертый до дыр старый шаблон. А пробелы в логическом построении мозг заполнит собственными силами и ресурсами.

Спустя полтора месяца следователи вышли на 21-летних Тимирлана Цацаева и Аслана Каутарова. Все это время они, как сообщили представители полиции, «отсиживались на съемной квартире в Москве». Знаете, как они отсиживались? Цацаев — студент 4-го курса очного отделения Финансового университета при Правительстве РФ, факультет международных экономических отношений. Школу в Москве окончил с золотой медалью. За то время, что его «искали», в вузе пропусков у него нет. Свободное время посвящает ремонту и тюнингу авто — и своего, и друзей. Каутаров учится на заочном отделении РГГУ, работает с 2012 года менеджером по работе с клиентами в столичной многопрофильной компании, пропусков на работе тоже нет, характеристика с места работы во всех аспектах положительная. Живет с матерью, братом и сестрой.

Каким же сложным путем на них вышли стражи порядка? Наверное, бывалый читатель скажет, что это биллинг мобильников, или данные камер системы «Поток», или комбинация двух этих методов. Нет, за эти полтора месяца следователь Мария Гликсман (кстати, подполковник юстиции — грабеж полицейского рядовым служителям закона не поручат) просто выяснила, что в ту ночь ребята получили штраф неподалеку от места преступления. За то, что подняли шлагбаум перед закрытой парковкой — хотели не объезжать все здание МГУ, а срезать путь.

Полицейский пресс-релиз краток, но красочен: задержаны безработные уроженцы Чечни, которые напали на полицейского (внимание!), возвращавшегося со службы. Когда мы попытался узнать подробности и отправили официальный запрос в правоохранительные органы, то получили в ответ… ничего. Тайна следствия. Но по своим каналам нам удалось выявить несостыковки в деле, которые документально легко доказываются. Итак, начнем по порядку.

Судя по имеющимся в деле показаниям сотрудников ОРЧ №6 УВД ЗАО, в 14.30 они приехали к институту, где учится Цацаев, представились ему, показали удостоверения и попросили проехать вместе с ними для дачи объяснений. Цацаев признался в ограблении полицейского. Причем сказал, что грабили, угрожая ножом. После получения признания его передали в руки следствия. Но есть свидетель — однокурсница Цацаева Мария Овсяницкая, которая видела момент задержания лично, когда шла в вуз на занятия. Она и Цацаев немного опоздали, поэтому на улице перед институтом из студентов были лишь они вдвоем. Версия Овсяницкой немного отличается от показаний стражей порядка. Парень шел ко входу впереди нее, и она увидела, как у дверей его ждут двое мужчин в гражданском. Еще двое шли за ним чуть сзади. А пятый шел сбоку с включенной видеокамерой. Они окружили его и увели к своей машине, Мария рассказала об этом другу Цацаева, а тот — матери похищенного. Биллинг его телефона показывает, что в 8.51 он был на Ленинградском проспекте, 55, где располагается академия. В 9.15 — на Мосфильмовской улице. А уже в 9.32 — в здании на Лобачевского, 116. Это адрес УВД ЗАО. Все это время он был недоступен для звонка, его матери позвонили лишь в 18 часов и сообщили, что сын задержан. О чем с ним беседовали семь часов? Вернемся к этому позже, а пока отметим, что Каутарову повезло больше — когда его пытались «принять» по такому же методу и в тот же день, что и Цацаева, его сестра подняла панику, принялась кричать, и стражи порядка в штатском строго следовали букве закона. Из Цацаева же, с его слов, показания выбивали с помощью грубой силы и электрошокера. Когда признание было получено, состоялось опознание, причем еще до этой процедуры Пешков успел увидеть Цацаева и Каутарова в кабинетах УВД в наручниках. Почему же ему предварительно предоставили возможность увидеть их? Боялись, что после полуторамесячной паузы и 4 бокалов шампанского Пешков успел позабыть их лица? Или опасались, что не опознает, так как раньше никогда не видел их?

Очень забавно вникать в показания Цацаева. Со слов подозреваемого, он ехал с товарищем по улице, какой-то парень, переходивший дорогу, показал ему средний палец, они вышли из машины, ногами и кулаками нешуточно убедили прохожего больше не показывать этот палец. После этого, угрожая ножом, они забрали у него телефон и кошелек. В показаниях нет ни слова про девушку старлея, которая, по словам Пешкова, наблюдала за всей ситуацией и ушла вместе с грабителями.

Сразу же после этого признания, полученного 12 ноября (отметим — через полтора месяца после ограбления), пострадавший страж порядка тоже вдруг вспоминает, что у нападавших был нож и они ему даже порезали курточку. Экспертиза, правда, говорит, что куртка была разорвана, а не разрезана, но это мелочи, неважные для следствия. Дальше идет игра между следствием и обвиняемым. Время совершения преступления изначально было «назначено» на 2.20 ночи, но в 2.15 на Цацаева составили протокол об административке — за нечитаемость номера машины неподалеку от проспекта Мира. Лучшего алиби вроде и не сыскать. Тогда Пешков в своих последующих показаниях указывает, что напали на него приблизительно уже в 3.30 ночи. Да только в это время Цацаев находился в отделе полиции МГУ за то, что пытался заехать на парковку университета, подняв преграждающий въезд шлагбаум. Отпустили его лишь в 3.50. Цацаев, судя по штрафам и времени между ними, всего лишь нарушитель ПДД, а следствию нужен бесстрашный грабитель с ножом, и поэтому время совершения преступления вновь меняется — на сей раз это уже 3.00 ночи. Как раз между двумя штрафами, что получил парень за одну ночь. Но и здесь находится видеоконтраргумент. Одна из камер видеонаблюдения поймала в объектив машину Цацаева в 2.53 на Мосфильмовской улице. А уже в 3.05 их задержали полицейские за тот самый шлагбаум, то есть у злоумышленников оставалось 12 минут на преступление. Пешкова били минут 10, да и пришли к нему нападавшие вроде как пешком. Могли Цацаев и Каутаров успеть провернуть такое нападение — бросить машину, дойти до прохожего, отдубасить его и уйти с добычей? Следствие опять делает ход конем — в материалах дела указывается, что преступление было совершено «приблизительно в 3 ночи». Не указывается, было это до того, как ребята попали в околоток из-за шлагбаума, или после. Кроме того, в эти 12 минут у ребят были телефонные звонки — входящие и исходящие. Хотя бы один из них Пешков должен был лично услышать, если бы на него действительно напали Цацаев и Каутаров. Но в деле этих нестыковок нет. Следователь ни за что не захотела менять Цацаеву меру пресечения на более гуманную, хотя дни его отца сочтены.

cacaev_s_materyu
Цацаев со своей матерью

Ну и наконец, на десерт стоит отметить, что айфон Пешкова был найден в Тверской области — его купил через сайт частных объявлений военнослужащий. Как гаджет попал к военному и через какие руки он прошел — все это для законников абсолютно неважно. С его айфоном вообще вышла странная история — с этой сим-карты еще какое-то время куда-то звонили, пока на счету не кончились деньги, лишь после этого сим-карту выкинули. Удостоверение Пешкова спустя пару недель после преступления нашла на улице водитель троллейбуса и отдала в полицию…

Почему же следствие в столице России ведется так топорно? Ведь и в Москве вообще, и в Западном округе в частности очень много полицейских, которые на совесть прошли переаттестацию и блюдут честь мундира. Источник в столичной полиции предполагает: главная ошибка была в том, что команду «фас» отдали слишком рано. Ни для кого не секрет, что преступления против представителей закона не должны оставаться «глухарями» — это негласная, но очень действенная директива.

Следователь загнала себя в угол, когда ходатайствовала о том, чтобы мера пресечения была содержанием в изоляторе. А полиция не может признавать, что человек невиновен и при этом полгода отсидел за решеткой. Признай это — и твою карьеру в МВД похоронят, порвут на клочки свои же. Дело нужно любой ценой пропихнуть в суд, иного слова и не подобрать. Как иначе можно объяснить, что следователь отказывает во всех ходатайствах обвиняемого, не дает добро на проверку детектором лжи, поэтому следователь не выясняет путь украденного айфона в Тверскую область, не выясняет, на какие номера и кому звонили с этого телефона грабители. Если все эти вещи будут в деле, то прокурор не пропустит его в суд. Чтобы расставить окончательно точки над «i» в этом деле, достаточно лишь пары следственных действий. Одно из них — грубо говоря, определить с помощью биллинга мобильников, вместе с какими телефонами с места преступления «ушел» телефон Пешкова. Но куда лучше бы в дело легло альтернативное мероприятие — отправить на полиграф следователя и самого потерпевшего. И первым делом спросить: нет ли у них сомнения в правильности выбранной профессии?

Автор: Леонид Микуляк

Опубликовано в газете «Московский комсомолец» №26827 от 5 июня 2015Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением