Во Владимире и Хабаровске произошла революция марионеток

Почему губернаторов на выборах победили их собственные ставленники

«Настоящих выборов в России нет и быть не может!» — каждому, кто после предпоследнего уик-энда сентября 2018 года рискнет заявить подобное, можно теперь посмеяться в лицо.Губернатор Хабаровского края Шпорт, высокомерно предложивший после первого тура должность в своей администрации конкуренту и им же побитый с разгромным счетом. Руководитель Владимирской области Орлова, тщетно пытавшаяся покаяться перед избирателями.

Глава Хакасии Зимин, получивший накануне выборов «настойчивую рекомендацию» Кремля снять свою кандидатуру, «дабы не позориться».

Все это живые доказательства того, что в России есть такие выборы, какими они и должны быть. В России есть выборы как стихия, не подконтрольная никому — ни губернатору, ни даже Кремлю. В нашу политику вернулась интрига, и это очень хорошо — даже если это «хорошо» никому не сулит легкой жизни.

vo_vladimire_i_khabarovske_proizoshla_revolyuciya_marionetokфото: Алексей Меринов

Есть такой до предела заезженный политический штамп: «В результате долгой, упорной и даже отчаянной борьбы кандидат Х сумел вырвать победу у кандидата Y». Но к выборам 23 сентября 2018 года этот штамп не присобачишь даже при наличии жгучего желания. Ни во Владимирской области, ни в Хабаровском крае «кандидат X» не хотел сокрушить «кандидата Y». И там, и там «кандидат Х» хотел лишь попиариться на выборах, увеличить объем своего собственного политического капитала, набрать очки в глазах «кандидата Y» — действующего губернатора.

Вот, например, «внутренняя кухня» выборов во Владимирской области. Победивший на выборах кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин — давний друг и товарищ заместителя Светланы Орловой по внутренней политике Александра Лобакова. Участие Сипягина в выборах — следствие «гениальной идеи» Лобакова. По мысли вице-губернатора по внутренней политике, кандидат от ЛДПР должен был лишь имитировать борьбу за власть. И Сипягин, надо отдать ему должное, свои обязательства выполнял: публично «боролся за власть» лишь тогда, когда на него особо сильно напирали из московской штаб-квартиры ЛДПР.

В Хабаровске — очень схожая история. Кандидат от ЛДПР Сергей Фургал «честно и ответственно» играл роль спойлера выборной кампании. Например, где это видано, чтобы победитель первого тура выборов открыто сдавал второй тур: публично соглашался занять должность в команде своего соперника?

Почему хитрый план действующих губернаторов не сработал ни на Дальнем Востоке, ни в центральной полосе России? Причины различаются в деталях, но удивительно сходны по своему смысловому наполнению.

Вот «крик души» знатока политического закулисья Владимирской области: «Настоящего живого избирателя Орлова в последний раз видела уже много лет тому назад. В последнее время во всех публичных мероприятиях губернатора участвовали лишь специально подготовленные и проинструктированные «простые люди». Поэтому Орлова искренне пребывала в уверенности, что ее все любят!»

А вот «крик души» знатока хабаровских реалий: «Губернатор заявлял по ТВ, что средняя зарплата учителей — 45 тысяч рублей. А реально эта цифра составляет лишь 20 тысяч. С заявленными губернатором и реальными зарплатами врачей — аналогичная ситуация…

В Хабаровске уже который год нет своей рыбы и икры. В Амур рыба не заходит. Зато Шпорт неимоверно раздул размер управленческих структур. На настоящий момент у губернатора 19 заместителей, которые курируют дублирующие друг друга органы. Администрация края превратилась в Хабаровске в почти что градообразующее предприятие!»

И в Хабаровске, и во Владимире губернаторы пали жертвой «идеального политического шторма», состоящего прежде всего из трех компонентов. Как прямым текстом заявили мне в Кремле, «пенсионные реформы безусловно сыграли свою роль». А когда на это наложилась одновременная потеря губернаторами живого контакта с простым населением и ссора с местным политическим классом, они оказались в положении «политических утопающих», которым совершенно невозможно помочь легальными политическими методами.

Например, для спасения тонущей кандидатуры Светланы Орловой во Владимирскую область был недавно делегирован высокопоставленный представитель федерального центра в ранге начальника одного из ключевых управлений кремлевского аппарата. Московский гость лично общался с руководителями местных муниципалитетов, убеждая их, что они «потонут вместе с Орловой». Как видно, не убедил — или владимирские районные боссы сами оказались бессильны.

Встает вопрос: что дальше? При всем желании сказать что-то оптимистичное хабаровским и владимирским избирателям, я вынужден наступить этому своему желанию на горло. Оба региона получили неподготовленных губернаторов, которые не хотели своей победы и не очень понимают, что с ней делать.

Но если подняться на общенациональный уровень, то здесь я вижу определенные основания для оптимизма. Часть политических наблюдателей трактует произошедшее в четырех «мятежных» регионах — кроме уже получивших новых губернаторов территорий имеются в виду Приморье и Хакасия — как своего рода ЧП, как признак того, что общественная жизнь России дрейфует в сторону ненормальности. А вот с моей точки зрения «ненормальность» — это когда везде побеждает партия власти.

Русская народная пословица гласит: «На то и щука в море, чтобы карась не дремал!» В предыдущие годы «щука в море» в виде выборов не проявляла особой «кусательной» активности. И очень многие «караси» из федеральных и особенно региональных управленческих структур погрузились в состояние сладкой дремы: мол, зачем нам особо расшаркиваться перед населением?! Все и так хорошо — тихо, стабильно и благолепно!

Теперь о таких настроениях чиновникам придется забыть. Как показал пример Хабаровска и Владимира, имитация качественного управления регионами приводит к тому, что губернаторы становятся легкой добычей даже для собственных спойлеров и ставленников.

Стране в целом такая ситуация только на руку. Власть, которая чувствует, что на нее оказывается давление снизу, имеет больше стимулов работать более эффективно и ответственно, чем власть, которая уверена в непоколебимости своего положения. Не менее важную роль играет и форма этого давления: по крайней мере на региональном уровне выборы становятся реальным механизмом смены обитателей властных кабинетов. И это снижает привлекательность других — нелегальных и деструктивных — форм политической борьбы.

Возможно, я излишне оптимистичен. Но я искренне убежден: то, что произошло во Владимире и Хабаровске, хорошо для всех, включая Кремль. Российская политика нуждается в очищении от балласта, в избавлении от переставших быть эффективными руководителей. Жаль, конечно, что вместо сброшенного балласта жители двух российских регионов получили бывших марионеток этого самого балласта. Но реальная жизнь и реальная политика резко бывают однозначными.

Автор: Михаил РостовскийИсточник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением

 Наши друзья
Свежие записи