Тупик евроинтеграторов в Молдове как шанс для Москвы

Новостной портал
30 Июля 2015
0 / 5 (0 votes)
Политика

«Красный проект»: левые помогут объединить два берега Днестра?

В Молдове в настоящее время сложилась удивительно благоприятная обстановка с точки зрения национальных интересов России. Москва легко может поставить здесь своим западным партнерам мат в три хода. Конечно, при условии, что Кремль имеет собственную стратегию в «большой игре» на Днестре, а также политическую волю для ее проведения. Но шансы на победу велики. Причем подобное удачное стечение обстоятельств может больше никогда не повториться.


фото: Марина Перевозкина

Коммунисты Приднестровья не против объединения с Молдавией.

Судите сами. Афера с выводом из банковской системы Молдовы 1 миллиарда евро нанесла экономике страны сокрушительный удар. Обрушился курс лея, что привело к росту тарифов ЖКХ и выходу протестующих на улицы. Разумеется, этим воспользовались оппозиционные партии — и они были бы полными лохами, если бы не воспользовались. Оппозиционные силы — а в Молдове это левые силы, потому что все правые объединены в правящий Альянс за европейскую интеграцию — выдвинули совершенно беспроигрышный лозунг: «Молдова без олигархов». Это тот единственный лозунг, под которым сегодня только и можно прийти к победе. И не только в Молдове, но и в любой стране бывшего СССР он уже давно назрел и перезрел. Этот лозунг сегодня может по-настоящему всколыхнуть и объединить народные массы. И ему нечего противопоставить. Всякие «Молдова без Додона» (лидер молдавских социалистов), «Молдова без Петренко» (лидер «Красного блока») по сравнению с ним выглядят мелко. И даже «Молдова без коммунистов» сегодня никого уже не вдохновляет. Уже шесть лет в Молдове во власти нет никаких коммунистов, и страной правят «проевропейские» партии — выразители интересов олигархов. Так что можно только поздравить левые партии Молдовы с удачным пиар-ходом.

Политика Запада в отношении Молдовы серьезно скомпрометирована. При помощи твиттер-революции 2009 года Запад привел к власти и все эти годы поддерживал, в том числе финансово, откровенное ворье и бандитов. В Молдове мало кто сомневается, что увод миллиарда из страны не мог быть возможен без ведома и участия высшего руководства. В этой связи невольно вспоминаются разные слухи о темном прошлом лидера либерал-демократов Влада Филата, которого в интервью «МК» экс-президент Молдовы Владимир Воронин когда-то назвал «королем контрабанды». И потуги западных дипломатов заставить «своих сукиных детей» заниматься борьбой с коррупцией выглядят в свете этого примерно как решение направить козла в огород охранять капусту. И даже поспешно предоставленный гражданам Молдавии безвизовый въезд в Европу положения не спасает: когда в кармане вошь на аркане, по Европам особо не поездишь.

То есть поезд евроинтеграции заехал в тупик. Одновременно обострилась ситуация вокруг Приднестровья. Одно связано с другим. Из Молдовы все эти годы пытались сделать «витрину успеха». Примерно как из Западной Германии делали такую витрину на зависть Восточной. Предполагалось, что вид этой витрины привлечет непокорное Приднестровье, которое само запросится назад. Что через Днестр массово поплывут за европейскими ценностями приднестровские диссиденты. А вышло ровно наоборот. В то время как в молдавских селах в эти годы разве что собак не ели, в Приднестровье при всех проблемах за счет низких коммунальных платежей и социальных льгот удавалось поддерживать сравнительно более высокий уровень жизни. Судите сами: при одинаковой средней зарплате коммунальные платежи в Молдове в 7 раз выше, чем в ПМР, а пенсии в два раза ниже (так было еще до последнего повышения платы за коммуналку в Молдове). В Приднестровье пенсионер платит за коммуналку 35–40% пенсии, а в Молдове зачастую ему надо на это отдать не только свою пенсию, но и пенсию супруга. И вот теперь, окончательно сбросив все маски, «западные партнеры» руками Кишинева и Киева откровенно принялись рушить приднестровскую экономику. Тем самым окончательно лишив население обоих берегов Днестра иллюзий, что эти «друзья» хотят ему какого-то «добра».

Но, с другой стороны, и Россия попала на Днестре в патовую ситуацию. В условиях блокады со стороны Киева и Кишинева РФ все труднее становится проводить прежнюю политику в отношении Приднестровья, с которым у нее нет общей границы. Здесь нужен неожиданный, неординарный ход. Однако все зависит от того, сумеют ли молдавские левые конвертировать просчеты и преступления оппонентов в свой политический успех. Вот если сумеют — тогда открываются очень интересные перспективы.

Во время недавней командировки в Приднестровье я встретилась с лидером местной компартии Олегом Хоржаном. В маленькой республике эта партия достаточно популярна: в ней состоит две с половиной тысячи человек. Но по степени влиятельности она, конечно, уступает партии «Обновление», представляющей интересы местных олигархов из фирмы «Шериф». Долгое время у некоторых журналистов считалось хорошим тоном писать о Приднестровье как об «осколке Советского Союза», «коммунистической республике». Однако предыдущий президент ПМР, Игорь Смирнов, компартию не жаловал. Поэтому нет ничего удивительного в том, что коммунисты поддержали нынешнего лидера Приднестровья — Евгения Шевчука. Я привожу фрагмент нашего разговора полностью ввиду его важности.


фото: Марина Перевозкина
Олег Хоржан, лидер приднестровской компартии.

Я спросила у Хоржана, какими ему видятся ближайшие перспективы, будет ли война.

— Я не хотел бы сгущать краски, — ответил он. — Но абсолютно очевидно, что ситуация будет только обостряться и ухудшаться. Дойдет ли дело до войны, не знаю. Потому что сумасшедшие непредсказуемы — имею в виду Саакашвили, «Правый сектор» и т.д. У нас есть чем обороняться. Мы защитить себя можем, мы войну проходили, мы просто ее не хотим. Мы надеемся, что украинская власть все же не решится на этот шаг.

— Со стороны молдаван мы боевых действий не ждем. Во-первых, они к ним не готовы. Во-вторых, они не хотят воевать. Даже в 1992 году во время войны девять из десяти призывников там уклонялись от военной службы. Это добрый, хороший народ. Он любит Россию. Хорошо относится к русским. У них очень сложная политическая ситуация. Больше половины населения Молдовы поддерживает нашу позицию. Я имею в виду ориентацию на Россию. Это показали и выборы, и соцопросы.

— Независимость Приднестровья для нас не самоцель. Мы русская земля, российская земля. Мы хотим быть не просто независимы, мы хотим быть вместе с Россией. Как это будет — в виде Таможенного союза, в составе России — это вопрос обсуждаемый. Но мы все с молоком матери впитали, что мы россияне. Мы одно целое. И половина молдаван считает так же. На последних выборах парламентские партии, агитировавшие за Россию и Таможенный союз, Евразийский союз, за политику Путина, грубо говоря, получили в Молдове 58% голосов. Но законодательство у них построено так и так распределились мандаты, что в парламенте оказалось на два проевропейских депутата больше. Поэтому парламент получился прозападным, хотя настроения людей прямо противоположные.

— Было бы замечательно, если бы его подписали. Почитайте его внимательно. Приднестровье командовало бы всей Молдавией. Ни один закон не мог бы пройти без голосов Приднестровья. Но дело не в этом. Спросите на улице любого приднестровца: вы хотите быть с Россией? Ответит «да». «А каким образом вы хотите быть с Россией?» Люди скажут: нам все равно. Если завтра в Молдавии приходит другая власть и говорит: мы идем в Таможенный союз и в Евразийский союз — с ними можно договариваться.

— А потом придут другие люди, и Молдавия вступит в НАТО вместе с Приднестровьем.

— Не придут. С голосами Приднестровья — никогда в жизни. Эти 500 тысяч голосов — стабильный пророссийский электорат. И потом договариваться мы будем на определенных условиях.

— Включат на полную мощь машину пропаганды, и через несколько лет приднестровцы перевоспитаются и сами захотят вступить в НАТО.

— Молдаван уже перевоспитывают 20 лет, никак перевоспитать не могут. А приднестровцы еще более закаленные. У нас в кабельных сетях и украинские, и молдавские каналы есть. Пять украинских и три молдавских свободно вещают, и ни на что они не влияют.

— Значит, вы не боитесь прихода к власти в Молдове социалистов или коммунистов?

— Коммунистов — боимся, социалистов — нет.

— Почему боитесь прихода коммунистов?

— Потому что это не коммунисты.

— Значит, в случае прихода к власти в Молдове социалистов вы бы согласились на объединение с Молдовой?

— Если Додон согласен на конфедерацию, готов идти в Таможенный союз и в Евразийский союз, готов обеспечить гарантии Приднестровью, что в случае выхода из этих организаций Приднестровье получает самостоятельность, если все это будет прописано в Конституции — мы бы согласились. Не только социалисты — если любые другие пророссийские силы придут к власти.


фото: ru.wikipedia.org
Игорь Додон, глава Социалистической партии Молдавии.

— А если они дадут обещания, а потом все нарушат?

— Но у нас остается свой силовой блок, российская армия здесь остается. Как они могут нарушить? Если Молдавия будет двигаться в сторону Евразийского союза и Таможенного союза и готова будет дать Приднестровью конституционные гарантии, что в том случае, если ее курс меняется, Приднестровье имеет право на самоопределение, то я бы согласился. На конфедерацию, федерацию — дело не в названии, а в реальных полномочиях. Но у нас должен остаться свой силовой блок, возможность формирования своих органов власти, свой флаг, свои языки.

— Но, когда вы окажетесь в составе общего государства, у Кишинева появятся рычаги влиять на вашу внутреннюю ситуацию, на состав вашей элиты…

— Как и у нас появятся рычаги влиять на ситуацию в Кишиневе. Именно поэтому они отказались подписывать Меморандум Козака. В последний момент они поняли, что Приднестровье получает колоссальные рычаги воздействия на Кишинев, а Кишинев получает минимальные возможности влиять на Тирасполь. По этому документу ни один закон не мог бы быть принят без голосов Приднестровья. Притом что еще есть Гагаузия и Бельцы — они такие же, как и мы, и еще неизвестно, кто на кого влиять будет. 97% гагаузов высказались за Таможенный союз, проголосовали за Иру Влах (новый башкан Гагаузии. — М.П.), которую ненавидят в Кишиневе. Ничего они не могут с гагаузами сделать. Вот в Тараклии (болгарский город на юге Молдавии. — М.П.) примар Филиппов — отличный мужик! Возбудили уголовное дело за то, что он спилил три дерева, посадили. Но люди все равно его избрали — 78% голосов получил. Таких людей не сломаешь и не перевоспитаешь. Все будет нормально.

Меморандум Козака-2?

С идеей превратить Приднестровье в надежный якорь, который привяжет всю Молдову к сфере российских интересов, в Москве носятся давно. Главная проблема — в отсутствии надежного партнера в Кишиневе. Попытка почти удалась в 2003 году, когда тогдашний президент Молдовы Владимир Воронин и глава Приднестровья Игорь Смирнов чуть было не подписали Меморандум Козака — документ об объединении обоих берегов Днестра на определенных условиях. В самый последний момент Воронин неожиданно отказался подписывать документ. Это стало началом его конца. В последующие годы лидер молдавских коммунистов лишился власти, а затем практически лишился и партии — бегство из нее стало массовым. Именно «перебежчики» из стана коммунистов образовали Социалистическую партию и «Красный блок», которые перетянули к себе значительную часть левого электората. Тем временем Молдова подписала соглашение об ассоциации с ЕС, что стало крупным геополитическим поражением Москвы, но на фоне Украины прошло незамеченным. Судя по тому что новые лидеры молдавских левых стали частыми гостями в Москве, в головах кремлевских стратегов живет старая схема: «бархатная революция» в Молдове — приход к власти левых — подписание документа, аналогичного Меморандуму Козака. Этот план не кажется фантастическим: молдавские левые, как оказалось, легко находят общий язык с приднестровскими левыми. Вопрос в том, что надежность этих новых партнеров Кремля может оказаться вполне «воронинской». А лимит на ошибки у нас уже исчерпан.

Автор: Марина Перевозкина

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26873 от 31 июля 2015

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением

 Наши друзья
Свежие записи