Экология не останется без внимания

Новостной портал
24 Февраля 2016
Экономика

Предыдущая статья:

Отказ от угольной энергетики в Восточной Сибири невозможен.

Одной из тем прошедшего на прошлой неделе Красноярского экономического форума стало обсуждение идеи отказаться в Восточной Сибири от угольной генерации, прекратить использовать для производства электричества и тепла основное для этого сырье. Инициатива, возникшая на волне глобального диалога о борьбе с изменением климата на планете, вызвала обширную критику, а губернатор Кузбасса Аман Тулеев сказал, что на уголь начался «крестовый поход».

фото: Александр Астафьев

О предложениях реализовать в Восточной Сибири пилотный проект по отказу от угольной генерации в пользу перехода на гидро-, газовую и атомную генерацию стало известно накануне форума. По сообщению информ-агентств, замглавы правительства России Юрий Трутнев поручил профильным ведомствам изучить, в том числе, эту идею, возникшую в развитие так называемого «парижского соглашения» — договоренностей, достигнутых в декабре прошлого года на Конференции ООН по климату.

Их суть в том, чтобы снизить негативный эффект мировой промышленности на окружающую среду и остановить глобальное потепление. Основная задача — добиться того, чтобы температура на планете не превысила уровней конца XIX века, то есть доиндустриальной эпохи, на 1,5—2 градуса Цельсия (сейчас, если верить исследованиям, на Земле примерно на 1 градус теплее, чем в 1880 году). Для этого предлагается сократить промышленные выбросы парниковых газов, в первую очередь углекислого, выделяемого в атмосферу, в частности, в результате сжигания углеводороводов (природного и попутного газа на газовых и нефтяных промыслах, а также угля, газа и нефтепродуктов на электро- и теплостанциях).

Как конкретно реализовывать соглашение, каждая страна должна определить сама, но в глобальном масштабе предполагается, что наиболее активные государства получат некие экономические преференции. Именно в этой связи возникли идеи того, чтобы Россия как можно скорее ввела плату за выбросы углекислого газа, а также начала реализацию в Восточной Сибири пилотного проекта по отказу от угольной генерации. При этом авторы идеи полагают, что негативный эффект для угольной отрасли можно компенсировать за счет развития производств по глубокой переработке угля, в первую очередь углехимических.

Впрочем, сам принцип того, что все страны одинаково ответственны за глобальное потепление, вызывает вопросы. Прежде всего у таких государств, как Китай и Индия, где промышленный бум случился вовсе не в конце XIX или начале XX века. Эти страны считают, что Европа и США должны заплатить больше за уже нанесенный планете ущерб. Многие эксперты в России полагают, что нам следует присоединиться к Китаю и Индии в борьбе за «экологическую справедливость». Кроме того, есть мнение, что следует учитывать вклад той или иной страны в дело нейтрализации выбросов. Как заявил на Красноярском форуме губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, Россия фактически является одним из основных поглотителей парниковых газов. По официальным данным, таежные леса России поглощают 600 млн тонн в эквиваленте углекислого газа. То есть, наша страна компенсирует негативное влияние, которое другие государства оказывают на климат Земли, только за счет таежных лесов, и прежде всего сибирской тайги.

Безусловно, это не означает, что Россия может перестать уделять внимание повышению экологичности. Технологии снижения влияния на окружающую среду активно разрабатываются и внедряются в российской энергетике. Известно,что сами по себе угольные электро- и теплостанции выбрасывают в атмосферу больше углекислого газа, нежели газовые. Однако, с учетом выбросов при добыче и транспортировке газа, суммарный экологический эффект оказывается почти равным. При этом уголь дешевле, а для его поставок не нужно строить дорогостоящие трубопроводы.

Введение платы за выбросы и отказ от угольной генерации в Восточной Сибири неминуемо приведут к дефициту электроэнергии и тепла в регионе, при резком повышении цен и для промышленности, и для населения. Гидро-электростанции не способны полностью обеспечить регион и обладают такой особенностью, как неравномерность объемов производства электроэнергии, завися от периодов большой и малой водности рек.

Еще менее предсказуема так называемая «зеленая энергетика» — ветряные и солнечные станции. К тому же их рентабельность оставляет желать лучшего и их строительство не обходится без господдержки. Как выразился Аман Тулеев, дорогие эксперименты с альтернативной энергетикой может себе позволить лишь «золотой» миллиард населения планеты, а «есть еще страны, где живут остальные 6 миллиардов человек». «А 1,1 млрд человек вообще не имеют электроэнергии. И электричество им нужно по доступной цене! Поэтому уголь для них — самое экономически эффективное и удобное топливо», — заявил кемеровский губернатор. Примечательно также, что большая часть оборудования для «зеленой энергетики» производится в Китае. Причина очевидна — там это дешевле. Не только из-за более дешевой рабочей силы, но и из-за меньших затрат на электроэнергию для производств, благодаря преобладанию в Китае именно угольной генерации.

Аман Тулеев также предостерег, что введение платы за выбросы углекислого газа приведет к закрытию десятков шахт и разрезов, сокращению тысяч шахтеров, кризису во всех отраслях, связанных с углепромом, и росту тарифов на энергоресурсы в Сибири в1,6—2,5 раза. Об этом же говорил и председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук. «Если, например, пострадает Кузбасс, и мы уголь не повезем, соответственно, пострадает железная дорога, в структуре грузооборота которой уголь занимает значительную долю. Отсюда пострадают люди, которые живут вдоль железной дороги, которые ее обслуживают. И шахтерские семьи, те люди, которые живут в шахтерских городах, их семьи, учителя, медицинские работники, поскольку не будет доходной части бюджета. Это обвал, это катастрофа произойдет», — сказал он журналистам в кулуарах Красноярского форума.

При этом развал угольной отрасли в результате возможного введения сбора за выбросы и отказа от угольной генерации не может быть предотвращен за счет развития производств глубокой переработки угля, таких как углехимия. «Предлагаемые меры по стимулированию перехода экономики региона в безуглеродную зону (…) могут привести к неоправданному росту административной и финансовой нагрузки на региональный бизнес, росту социальной напряженности в регионе», — отмечается в заключении заместителя министра энергетики Алексея Текслера на проект создания безуглеродной зоны. А «объем потребления угля для нужд углехимической промышленности даже по самым оптимистичным оценкам будет несопоставим с объемом потребления угля для выработки электрической и тепловой энергии». Это мнение поддерживает и глава Республики Хакасия Виктор Зимин: «Существующие в настоящий момент стратегии и программы развития угольной промышленности РФ не позволяют решить данные задачи в ближайшей перспективе, поскольку либо не направлены на развитие глубокой переработки угля, либо отнесены на 2020—2030 годы».

Аман Тулеев также считает, что важнейшая задача для отрасли — повышение конкурентоспособности угля за счет его обогащения или увеличения глубины переработки. «Мы мощно продвинулись в направлении обогащения. Долю обогащенного угля, цена которого в 2—3 раза выше рядового, мы довели с 40% в 2000 году до 74%», — заявил губернатор Кемеровской области. Он напомнил также, что в Кузбассе начал работу первый федеральный исследовательский центр угля и углехимии, который должен стать научным центром, помогающим развитию наиболее перспективных проектов в угольной отрасли.

Автор: Дмитрий Семёнов

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением