«Социальный запрос» без ответа: что Мария Гайдар оставила в России

Новостной портал
25 Июля 2015
0 / 5 (0 votes)
Общество

Предыдущая статья:

Новый директор фонда ищет деньги.

Звонки без ответа, сухое «они переехали уже давно» от охранника по адресу, указанному на сайте, — все это на фоне переезда Марии Гайдар на Украину и отказа ее фонда «Социального запроса» от президентского гранта вызывает одну мысль: «Кажется, фонд Гайдар — все». Но ведь у руководителя любой организации порой случаются выходные, командировки или больничные, не разбегаются же мигом сотрудники. Может, их вообще не было? Тогда, кто работал над проектом фонда «Центр юридического волонтерства», куда денется вторая часть полученного на него гранта?

Фото: facebook.com/gaidarmaria

Признаки жизни организации обнаружились на фейсбуке: оказалось, что еще в апреле она переехала в помещение на улице Правды 24, просто на сайте эту новость  не разместили. А неполадки со связью возникли из-за юридических проволочек в связи со сменой руководства. Директором фонда «Социальный запрос», который возглавляла Мария Гайдар, стала Маргарита Вольхина, курировавшая его исследовательские проекты.  «У меня даже времени на личную встречу с вами нет, — говорит «МК» новоиспеченный директор. — Общение с Минюстом — это несколько месяцев…».

Все силы брошены на то, чтобы изменения прошли гладко и фонд смог работать дальше. По меньшей мере  — до сентября, пока не закончится прошлогодний грант — 2,1 миллиона рублей на «Центр юридического волонтерства». В рамках проекта жители Москвы, столкнувшиеся с проблемой в области медицины или ЖКХ, могут получить бесплатную юридическую консультацию, написав обращение на сайте.

Так как  большая часть специалистов, сотрудничающих с фондом – волонтеры, которые привлекаются «под запрос»,  координаторы выясняют, кто из юристов может заняться обращением, и когда он может это сделать. «Человека информируют, через какое время он получит ответ, — рассказывает Вольхина. – Стараемся не задерживать более двух недель. Сейчас в связи с тем, что произошло пишут очень много личных сообщений руководителю. Это затрудняет работу».

«Человек получает только консультацию, а не готовое решение, — расставляет акценты Вольхина. – Но, если это какая-то частная проблема, отражающая острую социальную, тогда наши юристы ищут решение».

Один из примеров – ветерану (его имя фонд не разглашает, человек все-таки пожилой) помогли добиться операции на сердце, в которой ему отказывали по причине отсутствия расходных материалов. «Даже чисто по-человечески нельзя так с людьми, он был просто откинут, — говорит новый директор «Социального запроса». — Продвижение дела началось только после того, как мы привлекли внимание общественности. Все сразу позвонили, написали, сказали, что письма не получали, что они где-то затерялись».

Фонд направлял запросы в Администрацию Президента, Минздрав, Департамент Здравоохранения Москвы, в итоге среагировал последний. «Директор фонда использовала свой личный ресурс, мы привлекали другие организации, которым эта тема интересна, — говорит Вольхина. – Дедушка сейчас в санатории, только сегодня нам звонил».

Еще один случай – в многоквартирном доме в Щербинке жителям приходят двойные платежки. «Выяснилось, что это мошенничество: человек создал свою управляющую компанию, проводит какие-то собрания, на которых никто не бывает. Наш юрист пошла в суд, потому что понимала, что жители не аргументированно с юридической точки зрения представляли свои интересы, — рассказывает Вольхина. – 10 июля было очередное заседание, следующее должно быть последним. Радует, что дело как-то движется».

Микрорайон Камушки находится рядом с Москва-Сити, то есть люди живут практически на стройке. «Кто-то им сказал, что их должны расселить, — говорит Вольхина. —  Каждый из жителей вел свою собственную борьбу, собирал документы, жаловался. В июле мы провели там встречу, что решили: выделился ряд активистов, которые могут организовать людей и  собрать все документы, а мы сделаем официальный запрос, были ли общественные слушания по этому участку, привлекался ли инвестор».

Видимый для всех фронт работы фонда – открытые семинары «о наболевшем» с участием специалистов по теме. «На круглом столе по капитальному ремонту люди высказывали свои претензии, Управа говорила, как можно поступить, советы домов делились опытом. Люди ушли с пониманием, что нужно что-то делать, чтобы остаться в плюсе, а не просто критиковать», — рассказывает Вольхина. Каждый раз приходит человек 10-20, не густо, но уже что-то.

Результатом работы «Центра юридического волонтерства» будет выпуск сборника со схемами решения подобных проблем на примере таких кейсов. «Запросов от людей больше, чем депутатов, готовых помочь в их решении, — поясняет директор фонда. — Человеку нужно объяснить, куда идти, на какую норму закона сослаться».

Итоги проекта спустя 9 месяцев с его начала пусть и скромные, но само по себе их появление на свет в нашей стране уже дорогого стоит. Сможет ли фонд продолжить работу, когда закончится действующий грант?

«Нужно придумать, где изыскать средства», — говорит Вольхина. Зарубежные гранты, похоже, скоро останутся только на страницах истории, российские гранты не покрывают все расходы, для их получения необходимо софинансирование. «Этим вопросом занималась предыдущий директор, поэтому сейчас он не проработан, — говорит новый директор фонда. —  Это основная причина, по которой мы отказались от последнего гранта.

Поскольку Мария изменила сферу деятельности, не было никаких гарантий, что мы сможем его софинансировать». Вариант, при помощи которого сейчас выживает большинство НКО – частные пожертвования. Для рядового гражданина, который хочет, чтобы институты работали – это почти те же налоги, только в пользу гражданского общества, а не государства. Хорошо, если у него хватает денег и  на то,  и на другое, а если нет? Получается, что «социальный запрос» может остаться без ответа.

Автор: Валерия Маркова

Источник

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
Поделитесь своим мнением